Перейти на главную citatyok.ru

Стихи про путешествия и о путешествиях.

О величие мира!

О величие мира!
Постарался творец!
Стала тесной квартира,
И мне, наконец!

Я уеду за солнцем,
За звездою полярной,
Пусть дорога мне льётся,
Прямо под ноги тайной!

Пусть горит это небо,
Всеми спектрами света,
Где бы только я не был,
Обошёл лишь полсвета!

Нас всегда будут тайны
Манить за собою,
Мы не будем печальны,
Поддаваясь прибою!

Чтобы каждое эхо
Тебе отвечало,
Отстрани все помехи
И начни всё сначала!

Собрался в дорогу, на море…

Собрался в дорогу, на море…
Не смог я себя удержать…
Как дельфин порезвлюсь на просторе,
Будет отдых непременно на пять!

Хоть отель и на твердую «тройку»,
Не собираюсь там «висеть»…
На пляже проведу тренировку…
Как мне на солнце всему не сгореть.

Посмотрю все развалины мира
И в бар загляну чутка…
Полежу ка под пальмами смирно,
А потом трусцой пробегусь слегка…

Желаю на майские праздники,
Отдохнуть так как хотите…
Сильно не шалите проказники,
Но отдыха прелести все ощутите!

Я надену потёртые джинсы

Я надену потёртые джинсы,
Ваксой шузы быстрее натру,
Наплевав на последний свой принцип,
Автостопом в Европу попру!

Знаю, примет меня старушка,
В гости сразу меня позовёт,
Угостит итальянской «ватрушкой»,
И искристого Асти нальёт.

В венском вальсе мы с нею закружим,
На корриду случайно зайдём,
Выпьем пива немецкого кружку,
Гранд-канал на гондоле пройдём.

А когда я залезу на Альпы,
Чтоб взглянуть на неё с высоты,
Я почувствую, будто я — сталкер,
Я один средь земной красоты!

Владимир Маяковский
— Мелкая философия на глубоких местах

Превращусь
не в Толстого, так в толстого, —
ем,
пишу,
от жары балда.
Кто над морем не философствовал?
Вода.

Вчера
океан был злой,
как чёрт,
сегодня
смиренней
голубицы на яйцах.
Какая разница!
Все течёт…
Все меняется.

Есть
у воды
своя пора:
часы прилива,
часы отлива.
А у Стеклова
вода
не сходила с пера.
Несправедливо.

Дохлая рыбка
плывёт одна.
Висят
плавнички,
как подбитые крылышки.
Плывёт недели,
и нет ей —
ни дна,
ни покрышки.

Навстречу
медленней, чем тело тюленье,
пароход из Мексики,
а мы —
туда.
Иначе и нельзя.
Разделение
труда.

Это кит — говорят.
Возможно и так.
Вроде рыбьего Бедного —
обхвата в три.
Только у Демьяна усы наружу,
а у кита
внутри.

Годы — чайки.
Вылетят в ряд —
и в воду —
брюшко рыбёшкой пичкать.
Скрылись чайки.
В сущности говоря,
где птички?

Я родился,
рос,
кормили соскою, —
жил,
работал,
стал староват…
Вот и жизнь пройдёт,
как прошли Азорские
острова.

Николай Гумилев
— Приглашение в путешествие

Уедем, бросим край докучный
И каменные города,
Где Вам и холодно, и скучно,
И даже страшно иногда.

Нежней цветы и звезды ярче
В стране, где светит Южный Крест,
В стране богатой, словно ларчик
Для очарованных невест.

Мы дом построим выше ели,
Мы камнем выложим углы
И красным деревом панели,
А палисандровым полы.

И средь разбросанных тропинок
В огромном розовом саду
Мерцанье будет пёстрых спинок
Жуков, похожих на звезду.

Уедем! Разве вам не надо
В тот час, как солнце поднялось,
Услышать страшные баллады,
Рассказы абиссинских роз:

О древних сказочных царицах,
О львах в короне из цветов,
О черных ангелах, о птицах,
Что гнёзда вьют средь облаков.

Найдем мы старого араба,
Читающего нараспев
Стих про Рустема и Зораба
Или про занзибарских дев.

Когда же нам наскучат сказки,
Двенадцать стройных негритят
Закружатся пред нами в пляске
И отдохнуть не захотят.

И будут приезжать к нам в гости,
Когда весной пойдут дожди,
В уборах из слоновой кости
Великолепные вожди.

В горах, где весело, где ветры
Кричат, рубить я стану лес,
Смолою пахнущие кедры,
Платан, встающий до небес.

Я буду изменять движенье
Рек, льющихся по крутизне,
Указывая им служенье,
Угодное отныне мне.

А Вы, Вы будете с цветами,
И я Вам подарю газель
С такими нежными глазами,
Что кажется, поёт свирель;

Иль птицу райскую, что краше
И огненных зарниц, и роз,
Порхать над тёмно-русой Вашей
Чудесной шапочкой волос.

Когда же Смерть, грустя немного,
Скользя по роковой меже,
Войдет и станет у порога, —
Мы скажем смерти: «Как, уже?»

И, не тоскуя, не мечтая,
Пойдем в высокий Божий рай,
С улыбкой ясной узнавая
Повсюду нам знакомый край.

Путевые заметки

ЕГИПЕТ

В Египте, как известно, олл инклюзив,
И наскучавшись по родной стране,
Наклюкалась до слуховых иллюзий,
Что даже сфинкс мурлыкал ночью мне

ИТАЛИЯ

Мне итальянцы дали визу.
Поездки не забыть вовек!
Теперь я посылаю в Пизу
Своих знакомых и коллег

ТУРЦИЯ

Мне волна — собеседник,
Яхт оснастка скрипит,
А в шезлонге соседнем
Бундесбюргер храпит

ФРАНЦИЯ

На благодатной сей земле
Признать мне было суждено
День молодого божоле
Реваншем за Бородино

США

Свобода — это символ старый,
Тут гуманизма — кот наплакал.
Давно всему земному шару
Она показывает fuckел.

АНГЛИЯ

Зачем кудахтать о Биг Бене?
Вот из тумана он возник.
У моего бойфренда Вени, —
Не придерёшься, биг так биг!

ШВЕЦИЯ

В Стокгольме всё так чистенько и мило,
Блестит асфальт, как рыбья чешуя.
Желаю, чтоб меня усыновила
Какая-нибудь шведская семья!

Валентин Берестов
— Путешественники

В прекрасных городах старинных,
В музеях всех материков
Встречаешь их, румяных, длинных,
Седых и лёгких стариков.

Здесь, впечатления вбирая,
Они, блаженные, живут
Почти уже в пределах рая,
Куда их скоро призовут.

Но пусть посредством путешествий
Они впрямь продлят свой век.
Ведь в путешествиях, как в детстве,
Мгновенья замедляют бег.

Новелла Матвеева
— Путешественник

Есть путешественник: не я, не ты, не тот, не этот,
А некто, чей блокнот не оглашен.
Бесчисленные первые за ним идут и едут,
Не ведая, что первый — это он.

Ему знакома ночь в горах — без запаха и вкуса,
Прорубленная в дебрях колея,
И электрический толчок змеиного укуса,
Как выстрел из бесшумного ружья.

И лихорадки пестрый бред, и вопли попугаев,
И рябь на реках, нудная, как сыпь.
И гроздья гадов на стене в гостинице на сваях,
Где не житье, хоть золотом осыпь.

И широко расставленные звезды ночи южной,
И плоские ступени длинных волн,
И крепкий трепет кораблей бегущих, и недужный
Девятый вал, набыченный, как вол…

Есть путешественник, но ты его не сдвинешь с места,
Когда колибри — птичка-огонек —
Трепещет, вдетая в кольцо из собственного блеска,
Как тонкий пальчик в тонкий перстенек.

И он не спит, когда в ночи от дуновений беглых
Жасмина проступают лепестки,
Как в темно-пепельной толпе идущих в ногу негров
Лукавых глаз косящие белки.

Идет он пыльной пристанью, белеющей дорогой,
И где-то на пути его лежит
Жемчужина, подернутая томной поволокой,
Жемчужницу зажмурив и смежив.

И где-то сфинксы вдалеке, очерченные слабо,
Уступчиво-уклончивый песок…
И где-то степь шершавая и каменная баба
С едва заметным сусликом у ног…

Есть добрый путешественник: его рукопожатье
Надежней, чем гербовая печать.
Все страны сестры для него и все народы — братья:
Он хочет всех увидеть, все узнать…

Быть может, где-нибудь ему за это руки свяжут,
Как драчуну в угаре кабака,
А он на помощь позовет и о себе расскажет,
И все о нем узнают… А пока —

Есть путешественник: не я, не ты, не тот, не этот,
А некто, чей блокнот не оглашен.
Бесчисленные первые за ним идут и едут,
Не ведая, что первый — это он.

Александр Твардовский
— Путник

В долинах уснувшие села
Осыпаны липовым цветом.
Иду по дороге веселой,
Шагаю по белому свету.
Шагаю по белому свету,
О жизни пою человечьей,
Встречаемый всюду приветом
На всех языках и наречьях.
На всех языках и наречьях
В родимой стране без изъятья.
Понятны любовь и сердечность,
Как доброе рукопожатье.
Везде я и гость и хозяин,
Любые откроются двери,
И где я умру, я не знаю,
Но места искать не намерен.
Под кустиком первым, под камнем
Копайте, друзья, мне могилу,
Где лягу, там будет легка мне
Земля моей Родины милой.

Юрий Визбор
— Ах, дорога

Ах, дорога, дорога,
Знакомая синяя птица!
Мне давно полюбилась
Крутая твоя полоса.
Зной пустынь, шум тайги,

Золотые степные зарницы
У истоков твоих
Основали свои полюса.

По лицу твоему
Проползают ночные туманы,
Караваны машин
Топчут шинами тело твое,
Над твоей головой
Зажигаются звезд караваны,
А в ногах твоих солнце,
Как путник твой вечный, встает.

— Ах, дорога, дорога,
Куда же летишь ты, куда ты?
— Я лечу по горам,
Удивляюсь, куда ж занесло.
Я беру и швыряю
Бубновые масти заката
На твое ветровое,
Видавшее виды стекло.

Как веселые зайцы
Выпрыгивают повороты,
Развеваются ветры,
Как плащ за моею спиной.
Дорогая дорога,
Живущего мира ворота,
Отворись предо мной,
Отворись предо мной.

[Всего голосов: 0    Средний: 0/5]

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.